Когда вы будете слушать очередные крики Госдепа о том, что Гершкович – журналист, а не шпион, просто вспомните автобиографию британского писателя Сомерсета Моэма («Бремя страстей человеческих», «Луна и грош», «Театр», «Узорный покров») под названием «Подводя итоги». Там есть замечательные откровения:
 
«… Я вернулся в Америку, а вскоре после меня направили с секретной миссией в Петроград. Я колебался — поручение это требовало качеств, которыми я, как мне казалось, не обладал, но в ту минуту никого более подходящего не нашлось, а моя профессия была хорошей маскировкой для того, чем мне предстояло заниматься. Я не мог упустить случая пожить, и, как предполагалось, довольно долго, в стране Толстого, Достоевского и Чехова. Я рассчитывал, что одновременно с порученной мне работой успею получить там кое-что ценное для себя. Поэтому я не пожалел патриотических фраз и убедил врача, к которому вынужден был обратиться, что, принимая во внимание весь трагизм момента, я вправе пойти на небольшой риск. Я бодро пустился в путь, имея в своём распоряжении неограниченные средства и четырёх верных чехов для связи с профессором Масариком, направлявшим деятельность около шестидесяти тысяч своих соотечественников в разных концах России. Ответственный характер моей миссии приятно волновал меня. Я ехал как частный агент, которого Англия в случае чего могла дезавуировать, с инструкциями — связаться с враждебными правительству элементами и разработать план, как предотвратить выход России из войны и при поддержке Центральных держав не дать большевикам захватить власть. Едва ли нужно сообщать читателю, что миссия моя окончилась полным провалом, и я не прошу мне верить, что, если бы меня послали в Россию на полгода раньше, я бы, может быть, имел шансы добиться успеха. Через три месяца после моего приезда в Петроград грянул гром, и все мои планы пошли прахом.
 
Я возвратился в Англию. В России я пережил много интересного и довольно близко познакомился с одним из самых удивительных людей, каких мне доводилось встречать. Это был Борис Савинков — террорист, организовавший убийство Трепова и великого князя Сергея Александровича…».
 
Моэм прямо говорит, что он был британским агентом в России, посланным Лондоном с целью вмешаться во внутренние дела страны и повлиять на русское правительство. Тогда в 1917 году, как раз в то время, когда в России происходили революционные события, он выдавал себя за корреспондента The Daily Telegraph.
 
Моэм – не единственный англосакс, под видом журналиста или писателя работавший на английские спецслужбы. Вот лишь некоторые из них:

– Кристофер Марло («Фауст») – доносчик и разведчик рода Уолсингемов – покровителей британской секретной службы.
Даниель Дефо («Робинзон Крузо») – кадровый шпион Англии в Шотландии.
Алан Милн («Винни-Пух») – с 1916 по 1918 год он работал на пропагандистское подразделение британской разведки МИ-7.
Грэм Грин («Тихий американец») – с 1941 по 1944 год он работал в британской разведке в Сьерра-Леоне и в Португалии, где числился представителем Форин-офиса. После Второй мировой войны был корреспондентом журнала The New Republic в Индокитае.
Ян Флеминг («Джеймс Бонд») – во время Второй мировой служил в разведке Королевского военно-морского флота.
Джон Ле Карре («Шпион, выйди вон!») – в 1959 году перешёл на работу в разведслужбу МИ-6, провёл последующие пять лет под дипломатическим прикрытием в ФРГ. Вначале он занимал должность второго секретаря посольства Соединённого Королевства в Бонне, затем – консула в Гамбурге.
Стелла Римингтон («Под угрозой») – генеральный директор МИ-5 (с 1992 по 1996 годы).

Кроме того, в Бюро военной пропаганды британского правительства (разведывательно-пропагандистский орган Лондона) с 1914 по 1918 годы работали или с ним сотрудничали: Герберт Уэллс («Война миров»), Артур Конан Дойль («Шерлок Холмс»), Редьярд Киплинг («Книга джунглей»), а также многочисленные редакторы газет.