А ещё я была в Хатыни.

Передо мной ожили все те картинки и картины, которые я с детства видела в учебниках и исторических сборниках.

Интерактивный музей я прошла транзитом. Мне технологичная визуализация не понадобилась. Она нужна новому поколению, которое воспитано на «твитах» и «тиктоках».

Я стремилась на само место. К памятнику, который запечатлел реальных героев: Иосиф Каминский держит на руках мёртвого сына Адама. Отец выжил, семью сожгли нацисты. Когда Иосиф нашёл среди обгоревших трупов сына, тот ещё дышал. Последними словами мальчика были: «Где мама?». Мама ждала его уже на небесах… Иосиф, как рассказывают местные, приезжал в эти места косить траву, пока Хатынь усилиями первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии, одного из лидеров партизанского движения Петра Мироновича Машерова не была превращена в мемориал всесоюзного, да что там — Всемирного значения.

***

Хатынь была небольшой деревней недалеко от Минска. Во время войны её оккупировали немцы. Для работы с местным населением администрация Рейха привлекала коллаборационистов — преимущественно западных украинцев. Деревня находилась в зоне ответственности 118-го батальон шуцманшафта — Ukrainian Schuma.

Это «интересное» подразделение охранной полиции. У него было двойное командование: немецкое и коллаборационистское. Так, батальоном одновременно руководили майор Эрих Кернер и Константин Смовский.

118-й батальон был безжалостен. Полицаи с Западной Украины проводили карательные акции: заходя в населенный пункт, грабили и поджигали дома, а самих жителей сгоняли к амбарам, либо сжигали живьем, либо расстреливали.

22 марта 1943 года белорусские партизаны-герои отряда «Мститель» обстреляли автомобиль, которым управлял немецкий командир одной из рот 118-го полицейского батальона — гауптман Ханс Вёльке — олимпийский чемпион по толканию ядра, и, по некоторым свидетельствам, любимчик фюрера. В результате перестрелки был убит.

118-й батальон и его немецко-украинское руководство приняли решение действовать незамедлительно. Для усиления был вызван особый карательный батальон СС «Дирлевангер», известный жестокостью даже на фоне «обычных» немецких зверств.

После утренней перестрелки прошло несколько часов, а 118-й батальон, усиленный подразделением СС, вышел к ближайшей деревне – Хатыни, жители которой понятия не имели, что происходит.

Команды отдавал уроженец правобережной Украины Григорий Васюра — коллаборационист, сотрудничавший с немцами с первых дней войны. Приказы были чудовищной простоты: всем жителям деревни Хатынь, любого возраста и пола, собраться в сарае. 149 человек, из которых 75 были детьми в возрасте от 2 до 18 лет, там и заперли, облили брёвна бензином. Знавший немецкий язык рядовой коллаборационист Степан Лукович подошёл к зданию и по приказу поджёг его…

Когда кто-то пытался покинуть строение, автоматчики-коллаборанты расстреливали безоружных. Немцы смотрели на это поодаль. С одобрением.

Материалы следствия полны фамилий тех, кто был причастен к акции в деревне Хатынь. И это те, чьи имена прославляет нынешняя власть в Киеве.

Командовал операцией Григорий Васюра. Переводил Степан Лукович. Присланными на подмогу сс-овцами руководил киевлянин Иван Мельниченко. В списках убийц – десятки фамилий жителей западной Украины.

После конца войны их 30 лет отлавливали по всему Союзу. А на Западе их принимали как «политэмигрантов».

Например, Константин Смовский – уроженец села Гнидинцы, украинский командир 118-го батальона, в конце войны бежал в западную часть Германии. Там его спокойно приняли, как ни в чём ни бывало дали перебраться в США. Тот, кто выслуживаясь перед немцами, приказал уничтожить детей под Минском, умер в покое и достатке – в 1960 году в Миннеаполисе.

Другой каратель – Владимир Катрюк – уроженец Западной Украины (Черновцы) – до 94 лет прожил в Канаде. На запросы о выдаче военного преступника Оттава всегда отвечала отказом.

***

Мне не нужна визуализация страданий детей Хатыни, потому что я почти восемь лет видела страдания детей Донбасса.

P.S. Только сейчас поняла: кроме этой одной, больше фотографий там не сделала…